CROSS-O-WHATSOEVER


Он рухнул, осыпав нас каскадом радужных брызг — █████, Великий мост пал, и мы потонули в люминесцирующем тумане. Наши машины взбунтовались, наша логика предала нас, и вот мы остались одни. В безвременном пространстве, с руками холода и их любовными острыми иглами — искрами обратно изогнутых линз.

роли правила нужные гостевая

BIFROST

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BIFROST » absolute space & time » dies irae


dies irae

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Behemoth1 & King Cerberus2
https://i.imgur.com/G9nLraO.gif  https://i.imgur.com/raOhXZr.gif
https://i.imgur.com/7Rq9rLt.gif  https://i.imgur.com/ouHIF33.gif

DIES IRAE
• • • • • • • • • •
прости, брат, не подскажешь, как пройти к Богу?

+1

2

Найти Цербера было сложно, но не то, чтобы невозможно. Кто ищет, тот всегда найдёт - правда. И не то, чтобы это был целенаправленный поиск (ну, разве что, чуть-чуть), Бегемот ни в жизнь это не признает, но точно совпадение нескольких доводов и несложных логических цепочек, которые пришли в голову в процессе медитаций. Далее дело оставалось за малым, но слухами земля полнится, а община демонов и приспешником сатаны не так уж и велика и разрозненна, чтобы не узнать, не навести справки о местонахождении небезызвестного Цербера.

Это происходит почти что каждый раз: Бегемот становится инициатором этих встреч, и сам не знает почему, но будто магнитом тянет к бешеному псу - за драйвом ли, за эмоциями, за хоть какими-то ответами. Возможно, Цербер единственный из существ на службе меж Раем и Адом, кто эмоционально ему соответствовал. И это было одним утешением в череде бессмысленных дней и ночей в поисках душевного отклика по всей Вселенной, потому что не было никого, кто обладал бы таким же разумом наравне с инстинктами, и был создан для службы ради высшей цели одной из двух изначальных инстанций. Уникальный.

Они давно не встречались друг с другом в своих истинных формах, как минимум, потому, что в общественные заведения с животными нельзя, а любое пространство, если это не чистое полюшко, для них двоих слишком тесное. Трёхголовый адский пёс и откормленная божественная махина. Увы, но в наступившей эпохе у них не было шансов на подобную встречу. Если у них, вообще, возможность встречи была в принципе, ибо по всем законам логики, их пути лежали на абсолютно разных полюсах и не должны были пересечься. Ни тогда, ни сейчас.

Да и, честно говоря, сил у Бегемота на чудесную трансформацию в мордастую, рогатую образину у него нет - и это-то очень удручает, временами злит, но чаще всего, заставляет размышлять о бренности бытия, чем сроду не занимался за ненадобностью. Ведь было всё, что можно пожелать. Сил было, хоть отбавляй, да еще и поприбавилось, когда на дьявола работать начал, так, чисто на полставки, от нечего делать. Он хоть и был в курсе многих вещей, но с Отцом был немножко в разладе. Неудивительно, что, решив бросить небесный престол на произвол судьбы, сбежавший папаша не поставил в курс дела ни кого из своих детей и созданий. Никакой ответственности.

Просто в один момент - растворился, будто и не было. На небесах путаница и паника, на земле настоящий произвол. В мироздании появилась брешь, из всех щелей полезла нечисть, некогда боявшаяся гнева господнего. Тогда, в качестве баланса, и появились охотники, и один из них, с кровью демона, наследил за собой так, что слухи разлетелись по всему миру. До Бегемота в том числе, но речь-то не об этом охотнике, и даже не о том, как Бегемот в приступах гнева и голода отгрызал головы мёртвым тварям, отправляя их обратно в ад, а о том существе, что был призван служить охотникам, защищать и быть оружием в их руках. Примерно те же функции выполнял и Бегемот при Создателе, а ныне слонялся по миру без цели и смысла к существованию.

Озлобленный, озадаченный, потерянный, он путешествовал по миру в поисках тех, кто мог что-то знать. Но, конечно, знай кто о местонахождении Бога, это бы не было тайной, но он не оставлял попыток. Он уже и забыл, зачем, собственно, ищет Бога, что хочет сказать ему и о чём просить, но, наверное, что-то об освобождении и прощении. Как ребёнок, брошенный родителем, он хотел знать, не обидел ли чем его. И это глупо, но Бегемот ничего не может с собой поделать. Гнев сменяется обидой, обида раздражением, а оно голодом, депрессией и агрессией - и так по кругу, бессчетное количество столетий. И всё без ответа на главный вопрос: "сколько ещё придётся жить вот так"? Бегемоту не очень нравится убивать, но выбора нет, а в Средневековье и подавно не было. В Средневековье он стал чудовищем, каким его всегда рисовали, но каким не задумывал Отец. Но он бросил своё творение, не оставив инструкции, а жить с вечным голодом, тоской и апатией было невыносимо. Эти дороги и привели Бегемота к падшему. Ведь в преисподней всегда найдется место для брошенных.

  Преисподняя - место, где у каждого найдётся претензия к Богу или друг к другу. Никакого лицемерия. Правда, как она есть. Никому здесь нечего терять и не о чем заблуждаться. Семь настойчивых ударов в дверь, за которой неизвестность. Начали ходить слухи, что где-то была замечена аномальная активность божественной энергии, начала появляться надежда. Или страх. Бегемот не знал, какие волнения вызывают в Цербере мысли о возможном возвращении бога, зато был уверен в своих. Поиски старого знакомого составили всего два рукопожатия, и вот, некогда большой и ужасный Зверь стоял на пороге не самого презентабельного жилища с самой блаженной, наигранной улыбкой из всевозможных, задавая ключевой вопрос прямо с порога:

- Не желаете поговорить о Господе нашем?.. - И лишь затем осознал, что у встречавшего его двух голов не хватает. Ну, и у себя, по правде говоря, рогов и копыт не было замечено, но Бегемоту не надо представляться, боже упаси; если это тот, кого он искал - нюх не подведёт, точно выдаст незваного гостя одним единственным запахом во всех измерениях.

- Папаша запропастился куда-то, вот ищу его. Дай, думаю, у старого друга узнаю, не сталкивались охотники с какими-то зацепками о его местонахождении? - Приукрашивая речь артистичной мимикой, Бегемот не скрывает в голосе иронии.

Он больше не шокирует своим видом, хотя Цербера с большей вероятностью удивила бы именно эта перемена. Но теперь так. Определённо так. Реалии требуют соответствия, да и силы на исходе, он больше не может быть чисто собой. Бегемот не имеет на это всевышнего дозволения.

Отредактировано Behemoth (2019-07-25 23:15:02)

+1

3

Сначала это настораживает. Цербер шарахается в сторону он нового знакомства, скалится и уворачивается от любого намёка на вербальный контакт. Но неизвестный кусок хтонического демонья оказывается настойчивым. От него, буквально, не скрыться. У пса получается — ненадолго затеряться в преисподней, в которую он старается, в целом, не заглядывать в дань о старых воспоминаниях. Но среди людей получается лучше — они кажутся уже более привычным укрытием, чем раньше.

Просить помощи у Данте нет смысла — тот занят семьёй, работой, чем угодно, только не решением таких дебильных проблем. Демон страдает от навязчивости другого демона. Красота?

Нет, он так не думает.

Потом это начинает слегка пугать. Бегемот оказывается болтливым, активным, требовательным и настойчивым до ужаса. Цербер молчит. В каждую из их встреч он молчит, скалится и старательно пытается скрыться.

Бегемота волнуют вещи, до которых Церберу дела откровенно нет. Бог? Да он с ним даже не знаком. Ну зачем, зачем ему этот чёртов Господь. Другое дело — Мундус. Или какой-нибудь Сатана. Или любой из тех демонов, которые так любят вдруг поиграть в Нечестивого Принца и посадить (опять, снова!) на цепь трёхголового пса. Каждый раз присутствие голодной образины, созданной когда-то кем-то (и правда Богом, что ли?) по велению левой пятки, заставляет нервничать. И Цербер старательно этих встреч избегает.

Но Бегемот неугомонный.

Он находит его снова.

Вдали от Ред Грейва и агентства, без цепей, навязчиво сдерживающих каждое движение и сковывающих дыхание, пёс чувствует себя неуютно. Но охота приводит его почти на другой край света. Один из приспешников демона, которого он разыскивает, охотно делится жилищем. Ну как, делится… Умирая, оставляет после себя ключи и пустое помещение. Здесь находится и кондиционер, позволяющий поднять температуру до уютных +86 по фаренгейту, и койка, в которой можно замотаться по самый нос в одеяло и не высовываться, пока не наступит полночь.

Демон, которого он ищет — очередной сверкающий рыцарь без регалий, но с охрененно большим колюще-режущим набором. И скрывается он отменно — Цербер тащится за ним уже третий город подряд. И вот удивительно. Именно тут его опять находит Бегемот. Который, по сути, тот же выбравшийся на поверхность демон, поселившийся среди людей. Хорошо, что причиняемые им неудобства пока не сравнятся с тем, что творилось в Ред Грейве. Хорошо, что до Бегемота Церберу дела нет.

Пока, конечно, тот не заявляется на порог.

Это уже переходит все границы. У пса не хватает терпения. Голова в голове наперебой орут и изрыгают проклятия, требуя сейчас же решить проблему и убрать тушу из временной конуры любым доступным способом. Цербер, на целых две драгоценные минуты от негодования потеряв бдительность, вздрагивает и приходит в себя, когда Бегемот оказывается уже по эту сторону порога.

— Как же ты меня заебал, — рычит, сжимая в ладони в кулаки — по рукам вверх собираются гроздями фиолетовые молнии, потухая у загривка и оставляя в воздухе ощутимое напряжение. — Чего ты доебался? — гавкает, скалится и зло смотрит. — Если бы мы знали, то не сказали бы тебе, мясо! Хватит шляться за нами. Найди себе нового хозяина и не скули. Я тебе не справочный центр, — выплёвывает, чувствуя, как внутри закипает адская лава.

+1

4

— Почему сразу "доебался"? Может, я соскучился. — Скорчив гримасу, до глубины души оскорбленного человека в его светлых помыслах, Бегемот шагнул за порог. Нагло и без приглашения, но кого и когда он вообще спрашивал. Забавные существа с не менее забавными терминами вроде "личное пространство" и "вежливость". Не, Бегемот не слышал.

Как-то не до словарей было, знаете ли.
Да и, глядя на это лицо, быть может, не особо интеллектуальное, особых надежд никто не питает. Цербер, скорее всего, тоже, и это Бегемота даже почти что ранит. Чем он заслужил немилость адской псины, за которой тоже грешков вереница, но кто смотрит на Бегемота так, как на самого раздражающего персонажа во Вселенной?

Или, может, его бесит это лицо? Да не, ерунда — Бегемот и женщиной к нему приходил, а Цербер все равно не был доволен. Как будто он когда-либо бывает доволен... Вот весь и ответ. Не так уж много радостей у адского пса, да и счастье ему если и нужно было бы, то в тройном размере — а где ж такое брать? Бегемоту было бы интересно посмотреть на довольного жизнью Цербера.
Бля, так, может, поэтому он и бегает за ним чуть ли не по пятам, да и вовсе не от скуки, а от желания увидеть простую, довольную, щенячью улыбку? А выходит один только оскал да пара не ласковых словечек.

В аду им тоже тесновато было. Бегемот вовсю развлекался, с гордостью нес свое звание магистра кубков, упивался виной и страданиями грешников, да все время хотел позвать на праздник Цербера, но тот всегда уходил от ответа. Бегемот, может, терпением и не славился, но в случае с Цербером это уже принцип.

Гаврило. Хахахаха.

И шутки эти тупые Цербера бесят. И сам Бегемот его бесит. Одним своим нахальным видом. Тем, как не реагирует на агрессию вместо приветствия. Тем, как улыбается во весь рот и смотрит бешеным взглядом, потряхивает головой с приоткрытыми пухлыми губами из стороны в сторону, будто бы пародируя. Или паясничая. Если бы Бегемоту было не супер похуй, то можно было бы начать с обычного "здравствуйте".

Бегемот осматривает жилище Цербера с интересом и лукавством. Вообще-то, в поисках холодильника... но первые минут пятнадцать он планирует сохранять нотки вежливости и помнить о манерах, чтобы не огребсти пиздюлей раньше, чем обычно. А обычно и так происходило довольно быстро. Холодильник, конечно же, притягивает взгляд, но в остальном — пристанище временное, аскетичное. Вполне в стиле Цербера. Жилище Бегемота (о да, у него, в отличие от этого отшельника, есть вполне конкретный и долгосрочный дом со вкусом и не только) отличается от этого кардинально.

— Как грубо. — Саркастично произносит он, парируя гонор своего недодруга. Кто они друг другу, кстати? И еще одна важная ремарка, пока оскорбления не вышли на новый уровень, слетает с его губ вместе с крутым поворотом на пятках от холодоса в сторону Цербера: — У меня нет хозяина. Я сам по себе. Можешь себе это представить? — И это сродни удара в спину. Но никто не сказал, что они играют честно.

Он бы и чувствовал закипающий гнев, но только Цербер в нем негативных эмоций не вызывает. Скорее, неплохой источник эмоций, которыми Бегемот вполне успешно подпитывается время от времени. Бегемот может вызывать только две реакции: либо раздражение с первого взгляда, либо обожание на грани грехопадения. Ну, потому что Бегемот умеет соблазнять, какими бы ни были соблазны. Доебаться до Цербера он считал своим смыслом существования в моменте — пожалуй, что так. Вдаваться в подробности восприятия этого существа не хотелось, ведь Бегемот никогда не отличался тягой к рефлексии или осознанию своих заскоков. Он просто был, просто принимал себя и других — и был на этом счастлив.

Или не счастлив. Скорее, несчастлив. Но по этой наглой и самодовольной роже и не скажешь. Удивительно, но сегодня он даже без ссадин и гематом. Неделя в завязке — пиздец, если честно. Бегемот сам с собой со скуки поспорил, что сможет продержаться без агрессии хотя бы неделю. Сорваться хотелось уже через час. Но где-то на четвертый день жизнь превратилась в существование. И появились какие-то цели, вроде как возобновить поиски Бога, потому что ничего другого в жизни Бегемота больше и не волновало. А что дальше? Дальше — заявиться к Церберу. Найти, выведать по следам, по наводкам. Сбежал к черту на кулички. Даже записки не оставил, и думал, что это сойдет ему с рук?

Бегемот сделал пару развязных шагов навстречу. Выпучил глаза, вдохнув поглубже воздуха, и выпалил где-то на уровне носа человеческой версии пса:

— Че ты такой серьезный?

+1

5

Логика проседает — словно Бегемот самолично уселся на неё своей тощей задницей. Вот ведь зараза. По легендам — Цербер проверял — он толстый, жирный и страшный. А тут — смазливая наркоманская рожа с глазами навыкат. Как у тех долбанных птиц, расклеенных украдкой по агентству — огромные жёлтые глаза, зрачки в разные стороны. У Бегемота только глаза запали в глазницы, а под нижними веками — тёмные полосы. Так выглядят люди, умирающие от слишком цепкой хватки голодного сбрендившего суккуба.

Одно дело — отмалчиваться, когда сидишь на цепи, буквально въевшейся в кожу, и отворачиваешь морды; служба обязывала сидеть на месте и не дёргаться. Да и редко кто заглядывал в ледяную пещеру. Кроме ебанутого на всю голову Бегемота, конечно же. Другое дело — сидеть в уютном, хорошо прогретом помещении, в собственном гнезде и знать, что это твоя территория без всяких оговорок на цепь в загривке; сидеть, значит, и смотреть, как щуплая мразь закрывает за собой дверь и оказывается всё ближе.

Цербер скалится, отходя на полшага.

Молчит, пропуская мимо ушей каждое сказанное слово — следит за движениями, за тембром, за эмоциями на словно текучем лице. Держится на последнем запасе сил — Данте учил его терпению. С хозяином проще, а? Всегда знаешь, где конечная точка маршрута.

Ещё несколько чужих шагов ближе — Цербер замирает, поражённый таким нахальством.

(— он нас бесит
— мы убьём его?
— мы убьём его
— он не сдохнет?
— нет, не сдохнет
— но мы убьём его?
— определённо)

Плоть у Бегемота — горячая и пластилиновая. Цербер молча, глядя тому в глаза и сомкнув губы, пропихивает когтистую лапу в податливое нутро под рёбрами, процарапывает внутренние органы, сталкивается с хребтом. Мышцы рвутся от нечеловеческого натиска, пальцы увязают в плоти. Влажный, горячий запах бьёт в ноздри — человеческая оболочка Бегемота настоящая, как у Цербера, старательно вылепленная, с внутренностями, метрами кишок и литрами крови. Церберу кажется — кровь пахнет гнилью.

Несколько шагов вперёд — и он вжимает Бегемота спиною в закрытую дверь, недовольно щёлкнувшую от посягательства. Челюсть зудит и пульсирует, непривычнао-вытянутая для человеческой морды — пёс щерит клыки, морщит по-собачьи нос и сверкает тёмными глазами, пуская по чужим внутренностям мелкие, неприятные разряды и сжимая пальцы в кулак.

— Так зачем же ты шляешься за мной, если хозяин тебе не нужен? Только ошейника и не хватает, — горло дерёт рычанием, прорывающимся вместе со словами — Цербер дёргает лапой, пытаясь прямо так, без дополнительных усилий переломать чужие рёбра; ничего не выходит и приходится упереться свободной рукой в дверной косяк, оставляя следы от когтей.

+1

6

Человеческая оболочка такая уязвимая. По ощущениям как промокший лист бумаги — потяни сухожилие, и порвется по частям, по ниточкам. Настоящая кожа Бегемота — не такая. Она плотная, почти что броня; не пробьет ее даже самый острый меч и не поцарапает сабля. Жаль, что реальная жизнь так сильно отличается от мифологической.

Сейчас бы не помешало немного божественной магии. Чуда. Чтобы укрепить это тело, хотя бы, потому что надоело блевать, ломать себе конечности и ломаться от передозов каждый раз, когда хочется чуть больше веселья и беззаботности. Но это тело требует большего внимания к себе. Может, стоило записаться в тренажерку? Что за бред.

Самое сильное и неубиваемое существо на планете не обязано следить за собой. Это не в его биологическом коде. Пускай на вид Бегемот такой, как сейчас — на вид дрыщавый торчок с глазами навыкат. Многим бабам нравится, между прочим. А вот это уже его предназначение — нравиться. Склонять всех ко грехам, провоцировать на гнусности.

Рядом с ним хочется еще и еще. Чего бы там ни было. Во что бы то ни стало. От его запаха усиливаются все ощущения, в особенности если эти эмоции негативные. Они такие сильные... Боже, до чего они сильные, почти как опиум для бедного китайца.
И в таком случае Цербер — самый мощный драгдиллер из всех знакомых барыг Бегемота.

Аксиома: чем дольше ты воздерживаешься от чего-то, тем больше тебе этого хочется и тем мощнее будет срыв в конечном итоге. Освободившийся с цепей Цербер или неделю-в-спящем-режиме-Бегемот — результат все равно приведет в одну известную всем точку. В жопу. По-другому у них не бывает. Они запрограммированы на то, чтобы жить богами бессмертными и неуязвимыми, но посмотрите, что делает рабство с хтоническими пацанами. Быть запертыми в реальности, обладая крайне ограниченным набором функций приводит к срывам, общей неудовлетворенности. Бегемот не любит оставаться неудовлетворенным. Цербер живет с этим вечность.

Помочь один другому не может. Они из разных миров все же, не поймут друг друга никогда на все сто, даже на восемьдесят процентов. Дай Боже на все пятьдесят. Но если Боже знает ответ, то именно за этим Бегемот к давнему знакомому своему и приперся. Но заявиться без предупреждения к убежденному отшельнику — слишком самоуверенный и необдуманный шаг. У Бегемота не то, чтобы получается думать. А вот истекать кровью и чувствовать чужую лапу, обвивающую кишки внутри этой ебучей человеческой оболочки, получается очень даже хорошо.

Звериное рычание вырывается в унисон с церберовым. Рычание, полное боли и гнева. Черт подери, он же с миром пришел! И как же это больно, что приходится жмуриться и мужественно терпеть. Почти что унижение. Он ищет Отца, чтобы не испытывать этих тупых чувств и органов. Чтобы все было, как раньше.

— Сука, — шипит он, придя в себя. Чуть вытягивает шею вперед, навстречу к другому (не)человеческому лицу, подъебывает: — Запишись инструктором по фистингу, тварь. — Потому что кулак, уместившийся между органов, заставляет ругаться именно таким образом. И смотреть ненавидящим (или невидящим?) взглядом.

Утробное мычание сквозь плотное сжатые губы. Широкая рука, хватающая Цербера за глотку, и фиксирующая словно ошейником. На кого еще нацепить пытался?

— Ошейники по твоей части. — Едва не выплевывает ему в лицо вместе с кровью. Вырвался бы, да только чужие лапищи крепче, а из свободного лишь свои две. Второй хватает за затылок, образуя давление с двух сторон. Бегемот может и размозжить черепушку одной рукой. Да только это все равно говнюка не убьет. — Ты даже не понимаешь, что это больнее, чем подчиняться! И я здесь, потому что ты можешь помочь мне... разобраться... сука, в себе!

Отредактировано Behemoth (2019-07-25 23:18:06)

+1


Вы здесь » BIFROST » absolute space & time » dies irae


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC