CROSS-O-WHATSOEVER


Он рухнул, осыпав нас каскадом радужных брызг — █████, Великий мост пал, и мы потонули в люминесцирующем тумане. Наши машины взбунтовались, наша логика предала нас, и вот мы остались одни. В безвременном пространстве, с руками холода и их любовными острыми иглами — искрами обратно изогнутых линз.

роли правила нужные гостевая

BIFROST

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BIFROST » law of universal gravitation » — the celebration song


— the celebration song

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/LZJcRcp.png https://i.imgur.com/ofeAo5Y.png


the celebration song
ведущий // ведомый

— умоляю. сделай что-нибудь. убей их всех нахуй.
— принято.

Отредактировано Nines (2019-02-14 10:16:29)

+1

2

Ошибочно было считать себя человеком, уверенно стоящим на ногах. Стоило один раз поддаться и пустить кого-то живого / не-живого в свою жизнь, а после потерять, получив фальшивку взамен — вся жизнь оказывалась как второсортное дерьмо на вкус. Не то чтобы Гэвин не привык к этому вкусу. Не то чтобы он не жил с ним до этого тридцать шесть лет. К хорошему быстро привыкаешь, только и всего — пару недель посидел на диете из изысканных домашних блюд и вот, дерьмо жрать уже совсем не хочется.

Гэвин, пожалуй, не думал, что его так просто и легко вывести из строя. Он продолжал держаться на плаву, продолжал хвататься за работу и действовал даже сверх того, что от него требовали. Возможно, в скором времени количество выговоров в его личном деле превысит все допустимые нормы. Коллапс произойдёт в один прекрасный день — Гэвина лишат значка, табельного, званий, карьеры и смысла жизни. Одного уже лишили. Неужели им будет сложно отобрать его совсем?

— … заложники — люди, андроиды … андроиды … требуется … с группой поддержки. Повторяю, необходим переговорщик с группой поддержки.

Рид выныривает из зябкой дрёмы, осоловело моргая и оглядываясь. Засыпать в тачке было плохой идеей — затекло всё тело, ныла шея и раскалывалась голова. Или постойте, она раскалывалась и до этого. Рация бубнит как будто под самым ухом, Коннор ничего с этим не делает. Ах, да…

Коннор.

— Десять-тридцать один, принял.

Локация оказывается в десяти минутах от закутка, где он умудрился приткнуть тачку. Или в пяти, если пренебречь светофорами на двух перекрёстках. Или если повезёт. Рация, наконец, затыкается и глохнет. Рид старается не смотреть на соседнее сидение — там никого нет, там никого нет. В груди жмёт и предательски ворочается что-то. Честно говоря, он мог бы уже и привыкнуть, но почему-то всё никак не получается. Свежую рану всегда удавалось скрепить, ну, обычным степлером, если совсем невмоготу. А живое напоминание об огромной, страшной дыре в груди ходило по управлению и сверкало карими глазами. Оно издевательски насмехалось над чувствами, которые теперь проваливались в никуда, не находя цели. Гэвин всё больше и больше сдавался, отступал и терял в уровне едких ответов. В конце концов, когда-нибудь ему нечего будет ответить.

Хэнк как-то сказал, что хотел застрелиться, но… но его отговорили. Не напрямую, а просто одним своим присутствием. У Гэвина такой фишки не было. Никто его не отговорит. Как жаль.

Умение Коннора — переговоры. И того, настоящего, и нового, фальшивого. Они все, эти восьмисотые, были заточены под переговоры. Честно говоря, Гэвин считал, что их перестали выпускать. Или начали делать, ну, какое-то другое лицо.

Стоя рядом с группой захвата и глядя на красивый белый номер модели на защитном жилете этого… этого андроида, Рид понимает, насколько сильно ошибался. Они просто прилепили ту же морду другой модели. Девятисотой. Девятой. Охуенно. Просто блядь охуенно.

Истерика мягким шаром подкатывается к горлу.

— Вы должны были прибыть с переговорщиком, — мужик в защитной маске смотрит как будто с упрёком. Гэвин морщится, тянется за пачкой сигарет и вовремя себя одёргивает — рано, пока рано. Перед ним стоит точная копия Коннора (или как будто больше, массивнее; интересно, он тяжелее?), смотрит то ли на него, то ли в сторону. Или вообще никуда не смотрит и думает там что-то о себе… Господи, ну какому уёбку пришло в голову делать их одинаковыми? Стоило Элайдже уйти — и вся дизайнерская линейка пошла по пизде.

— Эр-Ка-Восемьсот на техосмотре. Мне сказали, что вы сможете выделить своего, — ложь, ложь, Гэвин обводит невидящим взглядом огромное здание склада, где засели дебильные террористы, репортёров за подрагивающей графической лентой, спецназовца. Дёргает плечом и тыкает пальцем в девятисотую модель. — Этот подойдёт.

За работу без не-Коннора ему выпишут очередной выговор и прикрепят его к делу.

Отредактировано Gavin Reed (2019-02-21 11:34:22)

+1

3

Площадь склада — тысяча (1000) квадратных метров. Стальные леса под потолок, холодный свет люминесцентных ламп низкого давления, строительный мусор, трупы людей, деактивированные андроиды. Еще двести восемьдесят три (283) квадратных метра приходилось на промежуточный этаж со стоковым помещением, к которому вела хлипкая покореженная лестница. В стоковом помещении, по данным разведки, была лаборатория по производству красного льда; сейчас же там находились люди, производящие ужас и страх.

Если бы Девятый ощущал в этом потребность, он бы сплюнул прозрачной септической слюной на мокрый асфальт. Вместо этого он поднял голову. Погибшего свидетеля (Брюс Уоррен, сорок восемь (48) лет, американец, безработный, алкоголик) упаковывали в черный пластиковый пакет, хрустко шуршащий на легком морозце. Кто-то из юнита переговаривался по рации (Девятый намеренно игнорировал обработку данных звуковых сигналов), и динамик сильно барахлил. Лейтенант Дженкинс проверял состояние своей М16.

Оповещение о нарушении оцепленной территории врезалось в системный блок, когда Девятый неспешно монтировал два-ноль-три (М203) к своему М4. Он подкручивал крепежи, затягивал главный связующий болт, щелкнул заглушками. Лейтенант Дженкинс раскрыл рот, и Девятый затолкнул гранату в установленный подствольный гранатомет единым слитным движением. Распахнутый зев черного дула упирался в человеческую фигуру.

Девятый ожидал увидеть RK800 Коннора, которому при проведении переговоров отдавался наименьший приоритет. Которым, при случае, они все смогли бы пожертвовать, и это даже не отразилось бы на отчетности. RK800 Коннор мог погибнуть, и это было бы нормально, в порядке вещей. Абсолютно стандартный набор параметров симуляции: спасенный заложники, некритически поврежденные девианты, мертвый переговорщик. Приемлемый вариант развития событий.

Дуло смотрело в живот детективу полиции Детройта, Гэвину Риду.

Девятый не удивился и по-птичьи склонил голову к плечу:

— Напомню, что моя модель не подразумевает ведение переговоров, детектив Рид. Поэтому, этим займетесь вы, — Девятый скосил взгляд на дрогнувшую руку. Два-ноль-три скалило дыру. — Я сопровожу вас. У вас есть три минуты на подготовку. Можете закурить.

Он поднял глаза к человеческому лицу и опустил автомат на землю, прислонив его к теплому боку патрульной машины. Голос Гэвина Рида был ему знаком, рост Гэвина Рида был ему знаком, цвет волос Гэвина Рида был ему знаком. Цвет глаз, частота сердечного пульса, глубина дыхания, шрам поперек переносицы, жесты перезарядки табельного пистолета. Предпочитаемые бранные слова-жаргонизмы, тембр его голоса в тех или иных ситуациях, нарушения речи. Корругаторы, сморщивающие его брови.

Его брови, Гэвина Рида. Который не разу не видел Девятого воочию, и теперь, стоявший у всех на виду, застывший в напряженном, морозном воздухе, вросших в холодный асфальт. Под подошвами его ботинок спрятались щербины пуль.

— Снимите куртку и наденьте жилет, — Девятый высовывается из багажника с черным безразмерным бронежилетом в пальцах. На грудные пластины налипает снег. — Мы не обладаем достаточно точной информацией о том, насколько хорошо вооружен противник.

Потому что мы ожидали RK800 Коннора, запустить несколько (десятков) (сотен) (тысяч) пуль в которого — позволительно. Мы не ожидали детектива Гэвина Рида, который не умеет вести переговоры. Мы не ожидали, что нам придется защищать собой очередной мешок из мяса, наполненный хрупкими костями.

Мы не ждали тебя, Гэвин Рид.

— С этого момента я перехожу под ваше командование, — ставит его в известность Девятый, помигивая желтым диодом, пока его пальцы раскрывают крепления бронежилета. — Выполняю ваши приказы, если они не конфликтуют с условиями вашей безопасности. Это понятно?

Девятый надеется, что это понятно. Но также Девятый осознает, что какой бы понятной ни была эта установка, Гэвин Рид все равно ее нарушит. Потому что это было в природе человека: нарушать общепринятые правила, устраивать хаос, переключать стрелку в сторону еще больших жертв. Если бы Гэвину Риду поручили решить проблему вагонетки, он бы, вопреки всем вероятностям и процентам, убил бы всех участников движения.

Девятого это веселит. Он улыбается.

+1


Вы здесь » BIFROST » law of universal gravitation » — the celebration song