... Высоколобые учёные люди сновали среди укутавшихся в шкуры аборигенов. Чужаки называли их дикарями и грелись возле железных зверей, источавших тепло из распахнутых глоток. Железные твари издохли, когда зарычал Фенрир. BIFRǪST, Великий мост, рухнул и горизонт потонул в сиянии.
роли правила нужные гостевая

BIFROST: теория струн

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BIFROST: теория струн » law of universal gravitation » the clearing in the forest


the clearing in the forest

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

https://i.imgur.com/sd0VEXI.gif https://i.imgur.com/SNXMqjs.gif


the clearing in the forest
the caring doctor & the grumpy mushroom dad // universe (is awesome) // once upon a time (and ever since)


I told him to stifle it or sit somewhere else. 
Instead he sat right next to me. 
And he’s been there ever since.

+3

2

Мать всегда говорила, что у него ужасное чувство вкуса, когда дело касается мужчин. Музыка? Без проблем. Книги? Большинство одобрит. Когда дело не касается формы, с одеждой тоже не возникает проблем. Но мужчин по мнению матери Хью всегда выбирал совершенно ужасным способом. А уж если это вдруг становилось темой обсуждения с мамой, то она, конечно, проходилась по всем недостаткам. Ведь если уж выбирать, то достойного от и до. Чтобы десять из десяти.

Стоя в последних рядах слушателей на очередном выступлении конференции, Хью улыбался, закусив большой палец, и никак не мог отвести от выступающего восхищённого взгляда. Определённо, мама не одобрит. Но ей можно не говорить. Можно не говорить, что когда-то просто сокрытый за ореолом «интересной личности» Пол Стамец оказался не только симпатичным мужчиной, но и чертовски влюблённым в свою работу человеком. И если кого-то это подкупало или кому-то это симпатизировало, то Хью купился с потрохами. К концу выступления он поймал себя на мысли — часть слов попросту не запомнил, но зато этот огонь в глазах, эта уверенность в своём деле… Да такую уверенность бы некоторым… Впрочем, не важно. Такой уверенности только завидовать и завидовать.

Определённо, в этой конференции плюсов оказалось больше, чем подразумевалось изначально. Теперь на руках у Хью не только возможность действительно сменить надоевшую тему для исследования, но и… и это. А совмещать приятное с полезным — как никогда выгодный союз, если использовать его корректно и по правилам.

Судьба распорядилась выданными картами иначе. Запланировав познакомиться с Полом сразу же после выступления, Хью отвлёкся (был нагло отвлечён) вежливой беседой с бывшим однокурсником, который, какова случайность, предлагал фантомный шанс стать частью некой будущей экспедиции. Завлекающие речи, состоящие из «достойные врачи в космофлоте — такая редкость», включены в программу. Врождённая вежливость, конечно, не позволила откланяться сразу после пожатия рук, да и после «а помнишь, как на первом курсе» — тоже. К тому моменту, как назойливый Декстер, сияя улыбкой, растворился в толпе, искомый и желаемый объект тоже куда-то подевался. Но конференция заканчивается не сейчас, да и не завтра. Наверняка задержится.

Так вот. О судьбе. Злодейка рассудила, что всё должно быть донельзя нелепо или, возможно, абсурдно. Ведь, напевая под нос одну из любимых частей любимейшей же оперы и намереваясь насладиться, по слухам, одним из лучших кофе на Альфа Центавре, Хью никак не ожидал, что просьба отсесть или замолчать будет исходит от вчерашней пропажи.

Сначала всё это, вся эта конференция и участие в ней в качестве слушателя и гостя, казалась скучной затеей. Хью привыкший жить своей жизнью, не стремящийся делать больших открытий да и открытий в принципе, просто надеялся, что найдёт тут… что-нибудь интересное? И вот, пожалуйста. Нашёл.

— Я думаю, так будет даже лучше, — произносит с улыбкой, подхватывая аккуратную кружку и пересаживаясь за столик к Стамецу. — Не любите оперу?

+3

3

«Какой толк в великих открытиях, если о них никто не узнает», - говорил Страал. Стамец мог  бы ответить на это весьма емко, но не стал. Потому что Страал был прав — неплохо бы хоть изредка покидать небольшую, но ставшую больше, чем домом, лабораторию. Пол мог часами говорить о работе, особенно с людьми, которых считал достойными того, чтобы о ней говорить, но здесь он метался от восторга от происходящего и чувства вовлеченности в нечто глобальное, как это было вчера во время доклада, до крайней степени уныния и раздражения от растрачиваемого впустую времени. Сидя за чашкой ароматного кофе в местном кафе и хмуря белесые брови над полученными из лаборатории последними данными, Пол близок скорее ко второму варианту. Там, в грибнице, от него было бы куда больше пользы. Смелую, ожидаемо впечатляющую многих гипотезу еще предстоит доказать, и сейчас они к этому близки как никогда. Страалу понравятся эти показатели. Если все сойдется, Федерация сама предложит им помощь, никакие конференции не будут нужны. С такого рода помощью, конечно, приходит и контроль, но это одна из жертв, на которые в какой-то момент придется пойти.

С тех пор, как они стали работать над этим проектом, он отвык от праздных посиделок в кафе и, видимо, настолько погрузился в собственные мысли, что забыл, что здесь вообще может быть еще кто-то. Особенно кто-то с дурным слухом. Или вкусом. Пол не стал анализировать ворвавшееся в зону комфорта, перебивающее даже негромкую и в общем-то ненавязчивую фоновую музыку кафе пение или, скорее, мычание себе под нос.

- Будьте добры, заткнитесь, - предлагает Пол, не отрываясь от экрана. - Или пересядьте от меня подальше.

Просто и честно озвучивает первые мысли, не придавая значения грубости, с которой они, возможно, звучат. Остается удовлетворен — «пение» прекратилось и его оставили в покое.

Ненадолго.

Скрип стула за его, Стамеца, столиком, чужая чашка рядом с его собственной, мягкий голос. Стамец поднимает наконец полный удивленного возмущения взгляд, впрочем, несколько пасует перед совершенно искренней улыбкой и следующие слова уже звучат скорее ворчливо, чем зло.

- Ненавижу, - решил он прямо сейчас, до этого вообще никогда особенно не интересовался оперой. В его глазах опера полна излишнего пафоса и скуки, но он бы сейчас, кажется, в ответ на любой вопрос сказал «ненавижу», просто потому, что его застали врасплох и в дурном настроении. - Так это была опера?

Подсевший к нему человек смотрит с неожиданной для сложившейся ситуации теплотой и это еще более неожиданно подкупает. И, как это часто с ним бывает, любые эмоции и смены настроения моментально отражаются на лице, поэтому Пол почти улыбается. Ненавистная черта, с которой он в вечном состоянии войны. Сейчас, правда, воевать совершенно нет желания.

+3


Вы здесь » BIFROST: теория струн » law of universal gravitation » the clearing in the forest