CROSS-O-WHATSOEVER


Он рухнул, осыпав нас каскадом радужных брызг — █████, Великий мост пал, и мы потонули в люминесцирующем тумане. Наши машины взбунтовались, наша логика предала нас, и вот мы остались одни. В безвременном пространстве, с руками холода и их любовными острыми иглами — искрами обратно изогнутых линз.

роли правила нужные гостевая

BIFROST

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BIFROST » absolute space & time » you fascinate me, John Constantine


you fascinate me, John Constantine

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://s9.uploads.ru/MB1Kc.gif http://sg.uploads.ru/eXE2t.jpg http://sg.uploads.ru/ZeDHc.gif http://sd.uploads.ru/4DO6x.jpg http://sd.uploads.ru/JqTLO.gif


you fascinate me, John Constantine
John Constantine & The Outsider // Void of Time // Time of Void


music theme: Adrian von Ziegler – Fatal Lullaby


Как-то раз Джон Константин оглядел хмурым взглядом барахло, накопившееся в Доме Тайн за годы странствий сквозь пространство и время, и решил его разобрать, ну... хотя бы попытаться. Лучше бы он этого не делал, может, и не наткнулся бы на подозрительно мерцающие кости неизвестного происхождения.

Отредактировано The Outsider (2018-07-16 02:05:43)

+2

2

- Абсолютно никакого такта. – говорит рыбья голова напротив, наблюдая как в рукаве Константина исчезают еще несколько тузов. Их там уже двенадцать. Еще один и эта партия за ним. Снова.

Абсолютно никакого такта, соглашается он. Поправляет манжеты и улыбается без толики вины, которая стекает с него вниз, словно с гуся вода. Там под столом, наверное, уже скопилась целая лужа. Болото. Проело половицы и открыло портал в ад.

Джаз-трио заполняющее пространство на периферии его зрения не играет на инструментах, а стремится их убить. Минуту назад от нашел в стакане с виски клавишу от фортепиано. Она хрустит почти как кубик льда.

- У этого нет никакого смысла! – кричит мужчина без лица и Джон видит как из-под воротника на него скалится острое множество зубов. Рыбья голова смеряет мужчину взглядом. Мужчина трясущимися руками тянется к капкану посередине стола. Константин морщится, когда звучный железный лязг разрезает пространство. Стена рядом с их столиком расщепляется и теперь ему видно зеркальную этой реальность.

Вместо самого Джона на стуле лишь кровавое месиво. Ему резко хочется закурить еще одну сигарету, но времени на это нет. Рыбья голова ожидающе выдыхает ему в лицо дым от неоново яркой сигары. Ее дым пахнет пустотой  и немного изморозью. Пассивное курение тоже выход.

У мужчины без лица теперь нет обеих рук и скрипка взвивается, спешно штопая расщелину в стене.

- Нечего подсматривать.

Джон облизывает губы и скользит взглядом по соседним столикам. Шелест карт и звон бокалов оседает в и без того вязком воздухе. Различить мутные фигуры практически невозможно, лишь изредка кажется будто кто-то так же окидывает тебя взглядом сотен заскучавших глаз. 

Крики безликого стихают и дилер выверенным жестом мешает карты, взбалтывает вероятность. Каждая раздача заставляет Константина зябко повести плечами. Он уже скормил капкану половину своего времени и часы на его левой руке все неохотнее идут против часовой стрелки.

Тринадцатый туз прячется в тенях, не желая поддаваться чьим-то уговорам. Королевы, прикрываясь веерами, неприкаянно смотрят на Джона из углов блестящей узорчатой бумаги. Рыбья голова снова что-то говорит, но он не может различить ни слова. Он смотрит.

- Еще виски, сэр?

Виски в стакане переливается за край.

Мухлевать в Игре нет смысла. Никогда не знаешь, что именно тебе придется обменять за участие в следующем раунде. Именно поэтому Джон беззастенчиво мухлюет. Смысл он отдал еще на первом круге.

Ремешок часов поддается не с первого раза, и капкан разевает свою металлическую пасть. Он видит его. Там, чуть правее, за зеркалом у второй от потолка ножки столика.

Карта. Быстро. Время.

Но секунды настырно тянутся, будто бы стягивая и его самого тугой веревкой.

- Черт.

- Д ж о н  К о н с т а н т и н.

- Черт! – выдыхает Джон и музыка рябит, а капкан схлопывается, проглатывая себя и стол, и скатерть и недопитый стакан виски.

- Т ы  н е  д о л ж е н  з д е с ь  н а х о д и т ь с я.

Он не может видеть ни Морфея, ни залы, ни своей ускользнувшей победы. Его глаза словно затягивает беспросветная тьма, плотная и шелковистая.

- Сон, дружище, как приятно встретить тебя снова. Я как раз уже собирался уходить, сейчас лишь заберу свои…

- Н е т.

Константин хмурится, чувствуя как холодные руки ложатся ему на плечи. Слышит как ножки стула лениво скрипят о лакированный паркет и кто-то поднимается из-за стола.

- Чудесная партия, господа. Приношу извинения за то, что мы увлекли вашу добычу, Король Всех Ночных Сновидений.

Джон хочет возразить.  Ему совсем не нравится быть титулованным добычей. Особенно добычей Морфея. Ведь таковой он ни в коем случае не является. Скорее подельником. Случайным приятелем? Может быть, отплаченным должником.

Но возразить Джон не успевает, Рыбья голова похлопывает его по плечу и вкладывает нечто в его карман. Константин не вдается в подробности его действий, в подробности отсутствия у Головы рук и ног и вообще тела. Он безуспешно вглядывается в темноту, но темнота не вглядывается в него.

- До скорой разлуки.

- П и р  о к о н ч е н. -  Морфей тянет его на себя и Джон послушно падает. Ниже. Глубже. Холоднее.

На пол.

Он открывает глаза и промаргивается.

- Твою же мать.

Возможно, засыпать в Доме тайн не было такой уж гениальной идеей. Хотя вряд ли пьяный Джон Константин пару часов назад задавался вопросом «рационально ли это завалиться на диван в месте, где реальность и сон разделяет столь тонкая грань, хмм?». Пьяный Джон Константин пару часов назад просто хотел отрубиться. Именно поэтому уже не такой пьяный Джон Константин сейчас и лежит на полу рядом с тем самым диваном.

Джон вздыхает и потирает ушибленную поясницу. Дом, милый дом. Сон мог бы удосужиться хотя бы подстелить ему пару подушек. Но нет. И прийти ему, конечно же, надо было именно в тот момент, когда Джон ухватил фортуну не только за хвост, но и за оставшиеся части тела.

- Если не кошмар, то блядский цирк. Морфей и его кинки на связывание глаз… И где мои часы, черт возьми? А хрен с ними…

Плащ, который он не удосужился снять, прежде чем отключиться, теперь выглядит так, будто прошел Вторую мировую и пару раз был пережеван какой-нибудь межпространственной коровой.

- Восхуительно. – Джон устало стягивает пострадавшую часть гардероба и кидает ее в сторону дивана. Ему срочно нужна кружка кофе. Или пуля в голову. Он неловко петляет на поворотах, но выходит из комнаты, не видя как небольшой амулет, выпавший из кармана, теряется где-то меж диванных подушек.

/ / /

- Твою мать.

Портал любезно стягивается за его спиной, оставляя Джона на своих четырех в довольно компрометирующей позе. Не самой его любимой. Не самой удобной. Любезность собственной магии иногда воистину поражала, хотя пора было бы привыкнуть и свыкнуться. Но день сегодня в целом не задался, чтобы с чем-то свыкаться.

По ряду причин.   

Во-первых, ебал Джон свои гениальные планы выпивать в незнакомых барах. Серьезно. Как бы жажда алкоголя не манила его в свои объятья, есть же все-таки злосчастные районы. Позлосчастнее самого Джона Константина. А ведь это еще надо уметь.

Во-вторых! Джон любит свой плащ. Он ему ближе любовника, роднее семьи. А какой-то выпивший обмудок полоснул по нему «бабочкой». Вопиющее нахальство. Он бы его проклял на месте, если бы мог проклинать быстрее, чем в крови у людей действовал этанол.

В-третьих, целился обмудок явно полоснуть по самому Константину, но видит вселенная, истекать кровью в каком-нибудь грязном переулке ему сегодня предписано не было.

Морщась, Константин заставляет свои конечности работать. Не важно, что получается не с первого раза. Все равно впечатлять быстротой реакции здесь некого. Господибожеблять. Проносится в голове стандартная молитва одного английского экзорциста, записываясь на автоответчик того самого господа-блять-бога без надежды на обратный ответ. Жизнь, конечно, трепала его и сильнее. Грех жаловаться. Какие-то барные потасовки – меньшая из зол. Но стоит признать, что свой эмоциональный осадок барные потасовки оставляли не хуже схватки с очередным демоном. А иногда даже лучше. Особенно когда ты явно был трезвее своего соперника, но грация дикой лани в этом раскладе досталась (увы) не тебе.

Однако каков же итог данной истории? Итог истории в том, что помимо череды синяков и кровоподтеков, которые ждут его в ближайшее время, его еще ждет попытка найти свои чертовы сигареты в этом вечном организованном хаосе, который он сам устроил. Потому что козел с ножом подрезал ему карман, в котором лежала последняя легкодоступная пачка.

Джон уверен, что где-то в этом че- замечательном доме он оставлял блок на черный день. Остается лишь найти его. Ничего сложного, правда. Было бы, конечно же, еще проще, если бы Дом как-то помог в этом  деле. Однако в вопросе курения он определенно не придерживался пристрастий Константина. Ну и хрен с ним. Генеральная уборка! Звучит воодушевляюще, особенно когда твое тело  хочет лечь в холодную землю и разложиться уже с концами.

Раз, два, три, четыре, пять, дайте покурить мне блять.

Работало бы это как заклинание, было бы вообще отлично. Но нет. Однако никто не отменял реально действующие заклинания. Резонно ли тратить энергию на поисковое заклятье в его состоянии? Ради сигарет, конечно, все средства хороши, решает подсознательное Джона, склонное к саморазрушению. Иди ты нахуй, суицидальный маг, замечает голос разума откуда-то со дна колодца. Константин морщится, приваливаясь к шкафу. Хорошо. Ладно. Идем на компромиссы.

Теоретически. Теоретически. Джон знает несколько мест, куда мог закинуть эту свою нычку. Так что план неравного боя с ассиметричной композицией с элементами драпировки таков:

1. обыскать теоретические места;
2. если не найти там, то забить и использовать магический GPS.

Все гениально и просто. Осталось лишь отлипнуть от шкафа.

Нижний ящик тумбочки на кухне встречает его набором всевозможных столовых приборов, которые зачем-то тут вообще есть. И в целом зачем-то существуют. Джон с минуты рассматривает вилку, которая вроде бы вилка, а вроде бы лопатка. Щурится, крутит ее и так и сяк. Тсыкает на прибор, будто бы он лично виноват в том, что является неопознанной кухонной утварью, а не сигаретами, и отправляется к следующей точке.

Коробка в кладовой сокрыта тремя слоями пыли и синей изолентой. Внутри нее лежит джутовая веревка, явно пропитанная ромом, две сигары и гербарий сомнительного происхождения. Какого собственно хрена это заклеено именно изолентой Константина почему-то волнует больше, чем в принципе само наличие данного джентельменского набора в его кладовке. Тем более что сигареты и ром явно намекают на одного жреца вуду. Сигары, безусловно, уже что-то, но родные Silk Cut предавать не хочется.

Джон окидывает диван взглядом, плавно переводя глаза куда-то на потолок. Ну, эй там, наверху? Ребята? Подсобите хоть в этом деле старому доброму знакомому. Хоть в этот раз, хоть в этот день, минуту и секунду. Этот диван. Именно этот диван - его последняя надежда, прежде чем в ход пойдут крайние магические меры. Ей богу, надо было сразу поддаваться своему шестому чувству и читерить даже в таком деле. Но нет, надо, конечно же, попробовать как по нормальному. Ха-ха три раза. Ха.

Без особого энтузиазма рука проскальзывает меж подушек, и выражение лица Джона сменяется с ожидающего на озадаченное. Там определенно что-то есть. Это факт. Но оно точно не похоже не пачку сигарет. Слишком мелкое и точно не коробка… 

Константин выгибает руку и тянет «улов» на себя.  И блять. Это совсем точно не пачка сигарет. И оно гостеприимно резануло ему руку. Прекрасно. Это кулон? Амулет? Птица? Самолет? Черт его знает. Но эта штуковина явно ему не принадлежит. От нее так фонит по(ту)сторонней энергией, что Джон искренне не понимает, почему не нашел ее раньше. Не почувствовал. Одно успокаивает, проклятием от находки явно не тянет. Что с другой стороны не замедляет бег крови по запястью вниз. Час от часу не легче. Ну а бинты-то он куда загнал?

http://funkyimg.com/i/2mRQy.png

Отредактировано John Constantine (2018-09-01 02:06:44)

+1


Вы здесь » BIFROST » absolute space & time » you fascinate me, John Constantine