... Высоколобые учёные люди сновали среди укутавшихся в шкуры аборигенов. Чужаки называли их дикарями и грелись возле железных зверей, источавших тепло из распахнутых глоток. Железные твари издохли, когда зарычал Фенрир. BIFRǪST, Великий мост, рухнул и горизонт потонул в сиянии.
роли правила нужные гостевая

BIFROST: теория струн

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BIFROST: теория струн » beyond the standard model » плачущий революционер любит людей; известно, что он их ест


плачущий революционер любит людей; известно, что он их ест

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://s2.uploads.ru/3SxRd.jpg http://s8.uploads.ru/jgqRe.jpg http://sa.uploads.ru/QCjRT.jpg  http://s9.uploads.ru/mQtUZ.jpg
http://s6.uploads.ru/xbcad.jpg http://s8.uploads.ru/SAK3g.jpg http://s9.uploads.ru/85dSa.jpg


плачущий революционер любит людей;
известно, что он их ест

саша светлышева & матвей черкасов // мск // 1992


символ веры подхваченный у марокканской уличной шпаны
чья грамматика порой рождает ослепительно прекрасные молитвы и самую искреннюю радость
видишь всё не так просто
неверие ведь тоже разновидность веры
утверждение «нет абсолютных истин» — тоже ведь абсолютная истина

+1

2

[STA]бомбы вместо еды[/STA] [NIC]sasha svetlysheva[/NIC][AVA]https://pp.userapi.com/c840735/v840735642/2d865/v9Gda5HwGeM.jpg[/AVA]
голуби языками примерзают к качелям
      в зрачки вгрызается лёд – в белке глаза тонет огрызок зелёного яблока.
     
           зимой птичьи трупы от себя отрываешь  с кожей
   
по ночам саша заворачивается в застиранные белые простыни, рвёт их зубами, грызёт заусенцы. во время тихого часа сквозняки за ноги кусают детей – саша просыпается растерянной и замёрзшей / эй, ты, перестань ворочаться
дима вот уже не ворочается, его даже сквозняк больше за ногу не укусит; саша упрямо следует за матвеем, а в рваных кедах всхлипывают насквозь вымокшие шерстяные носки.

шелудивая шавка падает на лестничной клетке от пятнадцати ножевых ранений, менты сплёвывают окурки в кровавый кисель – саша вылавливает их погнутой алюминиевой ложкой, как комочки из манной каши / что ты возишься, из-за стола не выйдешь, пока всё не доешь
менты переговариваются: свои же и убили его, не поделили шмаль
дело пылится в разваливающемся старом ящике, нацистская шваль свободно ходит по улице и даже не скрывает улыбки.

сквозняк между хрущёвками прокусывает насквозь – дома потом придётся вытаскивать из себя его зубы, как бывает, когда забываешь прикрыть форточку перед сном. придётся, если вернёшься домой, а может быть на асфальте голодные ножи будешь  вытаскивать из-под рёбер.

матвей оборачивается: иди нахуй
матвей оборачивается: не преследуй меня
(чем ты можешь помочь?)
– отъебись, – шепчет саша и крепче сжимает в кармане кастет. – я не брошу тебя одного.
я не брошу его  одного.
у димы под ключицей изгибалась татуировка –
«еда вместо бомб»
дима кормил бездомных, а сам оказался в самом центре взрывной воронки. саша выскребает пепел руками, матвей собирает его и кладёт в карман.

мёртвые рыбы с трудом проплывают мимо по смешанному с грязью серому киселю митино – саша осторожно заглядывает в лицо матвея, но он не похож на рыбу
похож на сбежавшего из детского дома злого мальчишку (коленки порваны)
похож на беспризорника (под носом грязь)
похож на шелудивого пса / дура, не трогай, у него же глисты

матвей похож на пса, кожа свисает с него лоскутами, на правом боку бледнеет сигаретный ожог. зато его лицо всё ещё отражает солнечный свет – лица рыб отражают пятна бензина, серый лёд, огни многоэтажных бараков.
саша смотрит на него с сожалением и давит желание положить руку ему на плечо.
зубы пса превратились в осколки, но он всё ещё умеет кусать.

– я не беспомощная, – зло огрызается саша,
голос матвея жжётся забытым в пепельнице окурком. на прогулке после тихого часа она подходит к самой ограде и собирает бычки в карман / не смей тащить в рот всякую дрянь

мкад гудит линиями электропередач, город как будто накрыли огромной кастрюлей из школьной столовой – каша неба и снега смешиваются в липкие серые комья. где бы найти такую ложку, чтобы вычерпать все? у саши остались только дырявые – гремят в полупустом ящике. солнце сползает вниз по измазанной кашей стенке – пять часов дня, а уже темнеет
(руки мёрзнут в карманах)
     русская ночь будет длиться полгода
                русская зима не закончится никогда
дима поскользнулся на ней – вечерами гололёд превращается в острый нож.
матвей поднимает его и стирает рукавом следы крови своего друга, но ничто не смоет её так хорошо, как чужая кровь.

0


Вы здесь » BIFROST: теория струн » beyond the standard model » плачущий революционер любит людей; известно, что он их ест