... Высоколобые учёные люди сновали среди укутавшихся в шкуры аборигенов. Чужаки называли их дикарями и грелись возле железных зверей, источавших тепло из распахнутых глоток. Железные твари издохли, когда зарычал Фенрир. BIFRǪST, Великий мост, рухнул и горизонт потонул в сиянии.
роли правила нужные гостевая

BIFROST: теория струн

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » BIFROST: теория струн » law of universal gravitation » пустыня и смерть поглотила мои владенья;


пустыня и смерть поглотила мои владенья;

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://s1.uploads.ru/eiV2u.jpg


пустыня и смерть поглотила мои владенья;
талия & бэйн // саудовская аравия // время после изгнания


Они взяли свои кости в руки и ушли от него на восток:
каждому ореху по дереву — каждому пророку срок.
Он стоит на крыше
одного из домов холодного города —
продолжает стоять, сжимая зубы.

и ты силишься представить себе это лицо или сущность и не можешь нет вариантов никто не подходит не входит ни то ни пятое ни десница ни длань пришельца ни кибермозг ни нина симон
кто там? степь там
и тьма

+4

2

под подсолнечником
то есть дважды под солнцем —
так мы живы

солнце валяется на песке срубленным деревом — выплёвывает угольки в её руки, глаза царапает сучьями; талия ходит вокруг, но не знает, как подступиться: то ли голову положить в его пасть, то ли вытащить из рукава нож. помнит — солнцу верить нельзя, а кому тогда можно? это простой вопрос, на него талия знает ответ. остальные она заворачивает в заячьи шкурки и отпускает бежать за холмы — надеется, что они вернутся, но те исчезают в мышиных норках.
хоть ищи их, хоть не ищи.
может быть, хоть китовый скелет ответит? море вышвырнуло его на берег, а талия прячется в нём от бэйна — вернётся, когда найдёт ответы и ножом счистит с себя запах синих цветов. талия спрашивает, но скелет молчит — его молчание расползается по воде нефтяной плёнкой. талия пытается заговорить с ним, но слова превращаются в рыб и, перевернувшись на спину, засыпают.
море запеленует их, убаюкает и проглотит.
со злости талия пытается ранить море ножом, но нож впервые изменяет ей и превращается в огарок свечи.

(солнце смеётся)

только тогда семена дозревают
когда солнце обуглит их кожуру
твёрдой ночью от солнца укроет
и уже не молоко
их наполнит тёмно-светлое масло.

когда солнце царапало бэйну глаза, как уголёк, выпавший из горячей печки, талия закрывала их ладонями и шёпотом подсказывала ему путь. теперь солнце ранит её — тюремный надзиратель, военачальник, отец пепел сыпят в глаза ей, тебе теперь не найти дороги; талия просит его оставить их, но солнце лишь расстилает под их ногами раскалённый песок.
может быть, хоть взятку возьмёт?
талия со злости царапает руку ножом, пытается потушить его своей кровью, но она лишь шипит неверными тенями на жёлтом песке. тени принадлежат солнцу, преследуют изменников, пытающихся от него ускользнуть, режут лезвием стопы. солнце находит их по красным следам — однажды оно подкралось так близко, что по локоть запустило в неё свою руку
надеялось нащупать сердце
но её сердце давно здесь не хранится — остались лишь головёшки. солнцу пришлось забрать их — не уходить же с пустыми руками.
талия знает — из-за неё солнце преследует их. талия входит по пояс в море, надеется, что оно последует за ней и утонет — вместо этого пустыней становится голубая вода.
талия не смотрит на бэйна — боится увидеть в его глазах отражение её вины. ты обуза, его выгнали из-за тебя.
когда смогу искупить вину, тогда прятаться перестану, решает талия.

(никогда не смогу)

только тогда подними мою голову к свету
и лицом словно тенью укрой.

в след от ножа набивается красный песок, паутина, птичьи перья; талия расчёсывает его перед сном и кладёт корочку под язык — так легче переносить голод, в желудок хоть крысиный хвост брось — будет звенеть железом. небо раскалилось добела — тоже звенит. странников поедало тысячами, а всё мало. 
голод талию не пугает — пугает, что теперь по солнцу не определить дороги, а мох на песке не растёт.
слова, вложенные отцом в её грудь, до сих пор тлеют — залить их водой или раздуть в костёр? у них так много солнечного света, а огня нет — талия стеклышком направляет луч на сухую веточку, но лишь убивает красного муравья.
как можно доверять человеку с осколком кривого зеркала вместо глаз? талия смотрит на бэйна и видит друга, отец видит только чудовище. ты чудовище, а не он.
ночью она топчет голыми стопами угли, пытаясь вернуть отцу боль, которую ей причинили его злые слова. для этого не хватит никакого огня.

талия возвращается ночью — возвращается с пустыми гильзами, бесплодными зёрнами, осиротевшими охотничьими силками. искала ответы, но не нашла, искала способ искупить вину, но не нашла — принесла только вопросы.
талия опускается рядом с ним на колени, щекой прижимается к его руке:
— прости меня, мой друг, — его имя ненавидит и ножом срезает с кончика языка: не проклятье, а покровитель. не погибель, а друг. отцу никогда не понять. — мне хотелось самой отыскать дорогу, которую ты нашёл, но песок спрятал все тропы.
голос дрожит и ломается в горле.
— мне страшно. я впервые не знаю, куда идти.
талия замолкает на полуслове и прислушивается к его молчанию.

(где-то рядом дребезжит колокольчик)

Отредактировано Talia al Ghul (2017-12-09 04:18:53)

+2


Вы здесь » BIFROST: теория струн » law of universal gravitation » пустыня и смерть поглотила мои владенья;